Внешнее управление как процедура банкротства 2019

Если Вам необходима помощь справочно-правового характера (у Вас сложный случай, и Вы не знаете как оформить документы, в МФЦ необоснованно требуют дополнительные бумаги и справки или вовсе отказывают), то мы предлагаем бесплатную юридическую консультацию:

  • Для жителей Москвы и МО - +7 (495) 332-37-90
  • Санкт-Петербург и Лен. область - +7 (812) 449-45-96 Доб. 640

Иногда компании доводятся до упаднического состояния специально, например, чтобы попытаться через банкротство списать неподъемные долги. Причин множество, однако процедура банкротства предприятия для всех одинакова. Итак, каков порядок проведения процедуры банкротства предприятия? После того, как арбитражный суд примет заявление о банкротстве от должника или его кредиторов, вводится процедура наблюдения. На этом этапе главной целью является анализ финансового положения предприятия, поиск его активов, составление реестра требований кредиторов, а также проведение их первого собрания.

Актуально на: 9 августа г.

Реально ли в России спасение предприятия в рамках банкротства? Рассчитывать на то, что кредиторы согласятся подождать полтора года внешнего управления, пока предприятие справится с кризисом, не приходится, поэтому, если договоренности и случаются, чаще это происходит в рамках мировых соглашений. Но в основном должнику и кредиторам договориться не удается.

Суд продлил внешнее управление в МУП «Тагилэнерго» на полгода

Реально ли в России спасение предприятия в рамках банкротства? Рассчитывать на то, что кредиторы согласятся подождать полтора года внешнего управления, пока предприятие справится с кризисом, не приходится, поэтому, если договоренности и случаются, чаще это происходит в рамках мировых соглашений. Но в основном должнику и кредиторам договориться не удается. Единичные случаи Бесспорный факт: реабилитационные процедуры в отношении российских организаций применяются крайне редко.

Статистика это подтверждает. Так, в сельхозпредприятиях за год было введено 33 процедуры внешнего управления против процедур конкурсного производства. В данной отрасли, поясняет господин Юхнин, в силу сезонного характера выпуска продукции кредиторы могут рассчитывать, что должник со временем восстановит свою платежеспособность, поэтому есть смысл отсрочить ликвидацию.

Юристы отмечают, что и введенная реабилитационная процедура не всегда завершается восстановлением платежеспособности должника. Алексей Юхнин отмечает, что кредиторы чаще соглашаются на мировое соглашение с должником, поскольку эта процедура позволяет более гибко по сравнению с внешним управлением и финансовым оздоровлением регулировать взаимные права и обязанности должника, его владельцев и кредиторов. Так, по данным судебного департамента ВС, в году дел о банкротстве компаний были прекращены в связи с заключением мирового соглашения.

Для сравнения: за год суды ввели процедур внешнего управления и лишь 19 — финансового оздоровления. Почему так происходит Причины того, что оздоровления предприятий в России не происходит, все объясняют по-разному.

Во-первых, большую часть компаний реабилитировать просто не имеет смысла. Вторая причина кроется в отсутствии запроса у общества и бизнеса, а именно ни должник, ни его кредиторы не заинтересованы в проведении реабилитации. Николай Покрышкин замечает, что если должник и его владельцы не заинтересованы в реабилитации, то не стоит ожидать такого интереса и от кредиторов.

Проголосовать за внешнее управление значит не получать деньги еще года два, прождав полгода в наблюдении, но у кредитора ведь тоже есть кредиторская задолженность. Третья причина скорее психологическая — взаимное недоверие сторон друг к другу. Иногда недоверием все не ограничивается. За последние годы число таких споров только растет, что, безусловно, отражается на общем восприятии банкротства исключительно как процесса умерщвления компании и растаскивания остатков ее активов.

С психологией связана и четвертая причина — репутационная, а точнее, отсутствие страха за репутацию компании или бренда из-за банкротства.

Соответственно, и ценность репутации конкретных юрлиц часто оказывается условной. В связи с этим бенефициарам редко бывает интересно вкладывать деньги в восстановление и покрытие долгов своих компаний, проводить реабилитационные процедуры, чтобы в итоге сохранить эти компании на рынке и извлекать выгоду из репутации компании.

Пятой причиной можно назвать стереотип о низких финансовых рисках. При этом традиционно сложилось представление, что банкротство компаний не создает значимых рисков для бенефициаров, продолжает Николай Покрышкин. Бизнесмены, по его словам, часто исходят из того, что даже если имело место отчуждение активов в пользу подконтрольных структур, то при наихудшем сценарии и оспаривании сделок все вернется на круги своя, но хуже не станет.

А если повезет, то еще и основные активы удастся сохранить, оставив кредиторов ни с чем. Так почему не попробовать? В связи со стремительным развитием практики и ужесточением правил по привлечению контролирующих лиц в году к субсидиарной ответственности этот стереотип постепенно уходит. Ну и в-шестых, это недостатки самого закона. По его словам, эта норма на практике приводит к одному результату: создает непреодолимый стимул для должника сохранить все свои активы любыми, даже не всегда законными способами вывод и сокрытие активов.

Существующие реабилитационные процедуры внешнее управление, финансовое оздоровление, мировое соглашение , по его словам, на практике требуют слишком серьезных усилий со стороны собственников и менеджмента. Кредиторы же вынуждены предоставлять длительные рассрочки по уплате долга, ничего не получая взамен, добавляет Алексей Юхнин. Что делать Павел Новиков полагает, что нужно отказаться от наблюдения при введении реабилитационных процедур и в целом упростить процедуры банкротства, снизить расходы и сроки их проведения.

В то же время при наличии у должника активов можно произвести реабилитацию по упрощенной процедуре, исключив излишние траты. Также он считает разумным и экономически обоснованным увеличить сроки реабилитационных процедур с текущих полутора до трех-пяти лет. Государство тоже не слишком активно поддерживает развитие реабилитационных процедур.

Законопроект о реструктуризации долгов, дающий защиту от кредиторов, завис после первого чтения, прошедшего еще в году. Алексей Юхнин напоминает, что ФНС должна голосовать за внешнее управление, если должник является субъектом естественных монополий, стратегическим предприятием либо градообразующей организацией.

По мнению Алексея Юхнина, государство должно брать на себя инициативу и при появлении первых признаков неблагополучия крупных компаний принимать меры, в том числе сажать должника и кредитора за стол переговоров. Тем не менее пока что усиление субсидиарной ответственности не привело к распространению реабилитационных процедур. Статистика показывает, что число претензий к владельцам и руководителям банкротов ежегодно растет и суды все чаще признают их обоснованными, но количество реабилитаций только снижается.

Анна Занина.

Внешнее управление

В отношении Нерюнгринской птицефабрики введено внешнее управление В отношении Нерюнгринской птицефабрики введено внешнее управление Определением Арбитражного суда Республики Саха Якутия от Полномочия руководителя и органов управления должника, управление делами возложены на внешнего управляющего. Введен мораторий на удовлетворение требований кредиторов по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей. Рассмотрение отчёта внешнего управляющего должника и вопроса об окончании процедуры внешнего управления назначено на 19 сентября года.

Процедура банкротства предприятия – основные этапы

При этом из них лишь единицы прибегли, по его словам, к институту финансового оздоровления глава V Федерального закона от 26 октября г. Государство, по мнению депутата, должно быть заинтересовано в том, чтобы организации, особенно, если речь идет о градообразующих предприятиях, могли выходить из кризисных ситуаций и продолжать деятельность, поскольку они среди прочего обеспечивают рабочие места и поступление налогов в бюджеты разных уровней. Если речь не идет о преднамеренном банкротстве, то, представляется, что и сами предприятия должны быть заинтересованы в сохранении бизнеса. Однако на практике, например, такая реабилитационная процедура, как финансовое оздоровление, оказывается невостребованной. Наряду с внешним управлением и заключением мирового соглашения данная процедура относится к реабилитационным, то есть направленным на восстановление платежеспособности должника, сохранение его как хозяйствующего субъекта, в отличие от ликвидационной процедуры — конкурсного производства. На практике, по словам юриста компании "Проспектаси" Константина Заутренникова, в подавляющем большинстве случаев процедура банкротства заканчивается конкурсным производством и последующей ликвидацией должника.

Реально ли в России спасение предприятия в рамках банкротства?

.

Финансовое оздоровление: реабилитировать нельзя ликвидировать

.

.

.

.

.

.

.

.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Комментариев: 1
  1. Казимира

    Развели сука волков в городе и считают, что компенсацией 10-15к покупают себе индульгенцию.

Добавить комментарий

Отправляя комментарий, вы даете согласие на сбор и обработку персональных данных